Вячеслав Козлов: «Родиться в Воскресенске и не полюбить хоккей – это было бы аномалией»
07.03.2019

Вячеслав Козлов: «Родиться в Воскресенске и не полюбить хоккей – это было бы аномалией»

- С детства, как я помню, меня кроме хоккея ничего не интересовало. Родители, конечно, сыграли в этом огромную роль, отец меня так направил. И сейчас у меня в памяти матчи ЦСКА – «Химик», которые собирали полные стадионы. Папа брал меня на эти матчи, когда тяжело было достать билет, потому что свободных мест не было не только на трибунах, но и в проходах, на ступеньках. С детства клюшки, перчатки… всё это было в доме, а потому другого направления для себя я не видел. Летом – футбол, зимой – хоккей на катке, да и около дома «пятачок» для меня заливал еще мой дедушка. Собирались с ребятами с посёлка. Родиться в Воскресенске и не полюбить хоккей – это было бы аномалией. Думаю, что в то время все бредили хоккеем и каждый мечтал стать хоккеистом, причем хоккеистом «Химика». Раньше переходы из клуба в клуб каждый год были редкостью, так «народ не ходил», если только не в ЦСКА, московское «Динамо» или в армию.

- В 80-е годы прошлого столетия хоккеисты могли поспорить по своей популярности с космонавтами. Как Вы смотрели на игроков команды мастеров?

- Много игроков в составе «Химика» было любимых, команда была очень хорошая. Все время боролись за высокие места: брали бронзу, становились и серебряными призерами, могли и золото выиграть. Раньше в чемпионате СССР было 12 команд и в «подвал» турнирной таблицы «Химик» не опускался.

На хоккеистов смотрел, как на старших товарищей. В первую очередь потому, что всё время на наших тренировках был и главный тренер «Химика» Владимир Филиппович Васильев, да и игроки приходили следить за матчами юношей. Команда же часто сидела на сборах, и хоккеисты приходили поддержать нас – это давало эмоциональный импульс. Хотелось выделиться, проявить себя перед старшими товарищами.

- Ваш дебют в команде мастеров пришелся на неполные 16 лет. Сейчас, наверное, повторение подобной истории просто невозможно. За счет чего удалось начать профессиональную карьеру в 15-летнем возрасте?

- Сейчас, скорее всего, такого повторить уже нельзя. Теперь более «поздние» дети. В своё время Борис Беккер в 16 лет выиграл Уимблдон. Возможно ли повторить это в теннисе, в другом виде спорта?! Думаю, нет. Мне помогло большое желание, работа и помощь команды. Во мне увидели потенциал и дали возможность пораньше перейти во взрослый хоккей, оббиться среди мужиков, чтобы в дальнейшем я быстрее вышел на новый уровень. Благодарен Владимиру Филипповичу Васильеву, который взял меня в команду, дал возможность тренироваться, почувствовать эту «кухню», побыть в раздевалке с мужиками. Валерий Брагин, Владимир Щуренко, Сергей Карпов…Все отнеслись с пониманием, с добротой. И это при том, что когда приходит новый игрок, у кого-то место в составе «трещит». Николай Ванин, Александр Смирнов… Много было в раздевалке и воспитанников моего отца, Анатолия Ивановича. Кроме поддержки я не почувствовал ничего, никакой зависти. Большой вклад в моё развитие внёс именно мой отец.

- Чем тогда жила команда? Впоследствии была успешная карьера за океаном, где в раздевалке могли и пошутить над партнёром. Это словно разрядка между играми. Что-то подобное в чемпионате Советского Союза присутствовало?

- Нет. Здесь было очень много сборов, тренировок, ветеранам подобные шутки не нравились. У меня было огромное желание быть с ребятами, в команде. Поначалу у меня даже номера здесь не было, ходил на тренировки из дома. А потом, когда уже сказали заезжать на сборы, было огромное желание узнать всю хоккейную кухню. А за океаном – совсем другая жизнь началась. Больше свободы, свободного времени, меньше тренировок, хотя они были интенсивнее. На родине мало шутили, а в НХЛ и галстук обрезали, и ботинки прибивали… Очень много подобных историй. Для них это традиция, самое главное, чтобы ты получал удовольствие, и чтобы у тебя на лице была улыбка. У меня даже было несколько разговоров с руководством «Детройта» почему я не улыбаюсь – всё в жизни должно быть позитивно. Я ответил, что у нас это не приветствовалось.

- Как состоялся переход в НХЛ, чем руководствовался Вячеслав Козлов при этом, каковы основные причины отъезда за океан?

- Во-первых, в то время я уже перешёл из «Химика» в ЦСКА, чтобы не остановиться в развитии, провёл 6 матчей в составе армейцев. Обещали, что буду играть с Валерием Каменским, Павлом Буре, а когда оказался в Москве, то они уже были в НХЛ.

Годом ранее я ещё из «Химика» был вызван в сборную СССР, принял участие в «Играх доброй воли». Думаю, что это был кредит доверия, аргумент в пользу перехода в Центральный спортивный клуб армии.

- Выходит, сама жизнь диктовала, что раз за океан рванули сильнейшие, мне к ним…

- У меня в то время еще случилась авария, вопрос стоял, буду ли я вообще играть. Изначально поехал в Америку на медосмотр, комиссовался из армии. Досконально проверил своё здоровье и «Детройт» предложил остаться и подписать на достаточно выгодных условиях контракт. Они выразили уверенность, что я восстановлюсь. С их стороны было очень много шагов навстречу, положительных поступков. Они не стали спекулировать на тему, что, возможно «у тебя будет уже не такая яркая карьера, как мы рассчитывали». Их отношение ко мне подкупило, и я, уже не раздумывая, остался. Восстанавливался за океаном, процесс это был долгий. Переезд в другую страну, где другая культура, другое общение, другая еда. И совсем другой хоккей. Интересный, но более физический. У меня ушёл год-два, чтобы уже показывать результат.

- Благодаря русским хоккеистам «Детройт» в 90-е годы был любимым клубом для российского болельщика. Как это выглядело изнутри коллектива, как собиралась «русская пятёрка» «Красных крыльев»?

- Когда я приехал в Детройт, там уже выступали Сергей Фёдоров и Владимир Константинов. У меня были периоды, когда я играл за фарм-клуб. Где-то с 1993 года стал постоянно выходить в основе. В те времена как раз в команду главным тренером пришёл Скотти Боумен и до 1994 года подвижек, успехов не было. «Красные крылья» выходили в плей-офф, проигрывали в 1 раунде. Боумен начал кардинальные изменения. Год-два ему понадобилось, чтобы разобраться: с кем идти дальше, кого менять. Появился Слава Фетисов: он был для меня как раз из разряда тех игроков, на которых я всегда смотрел с огромным уважением, помнил по выступлениям еще на турнире «Приз «Известий». Пятерка Фетисов-Касатонов-Крутов-Ларионов-Макаров приводила в ужас все сборные мира. Он влился в коллектив очень гармонично, со своим опытом. Его смело можно было назвать наставником, мы же звали «дядька». Потом в результате обмена добавился Игорь Ларионов. Из Детройта же уехал Рэй Шепард, который забивал по 50 голов в сезон. Для меня это был своего рода шок. Переходы – особая тема, потому что иногда ничего не предвещает того, что ты в один день можешь оказаться в другом городе, в другой организации.

Так вот, когда пришёл Игорь, воскресенец, намного проще стало. И в общении, и, что самое главное, в игре: в рисунке команды исчезла прямолинейность. Игорь и Слава много рассказывали, как было при Тихонове, как они готовились на сборах. Очень много полезного из этого я почерпнул.

- А потом были два победных сезона и сумасшествие вокруг Кубка Стэнли, в том числе и в Воскресенске, когда успех «русской пятерки» позволил впервые трофею НХЛ пересечь океан. Раньше такая возможность даже не рассматривалось руководством НХЛ.

- Это заслуга Славы и Игоря, потому что они с хоккейными функционерами, хозяевами команд были близки. В Америке общение с руководством намного проще: там не надо называть на Вы, там нет отчеств, взаимоотношения там выстраиваются по-другому. Они первыми выступили инициаторами новшеств, в числе которых и был визит в Россию Кубка Стэнли. Эффект получился, в России было 4 сумасшедших дня: мало спали, везде ездили, посещали многочисленные мероприятия. Но это было незабываемо, и для меня, и для тех людей, которые впервые увидели кубок, могли прикоснуться к нему, пообщаться с игроками, которые его завоевали. Потом были и Андрей Марков, который привозил Кубок Мира, Кубок Гагарина, и Андрей Локтионов. Ажиотаж позже немного схлынул, но не забывайте, что поначалу в праздничных мероприятиях принимал участие и Слава Фетисов, и Игорь Ларионов. Присутствие таких личностей и вызвало тот громадный интерес к заокеанскому трофею.

- Удавалось следить за событиями в России?

- В то время не очень, было сложно даже звонить: требовалось через оператора, все общение по-английски. Домой-то звонил раз в месяц, поэтому 90-е пролетели мимо, не очень следил за русским хоккеем.

- Америка сама дала возможность узнать о делах в России, когда грянул локаут.

- В двухтысячные уже было больше информации, здорово, что во время локаута удалось поиграть в России, в Воскресенске, как раз вместе с Валерием Каменским и Германом Титовым. Большой вклад они внесли годом ранее, когда сохранили «Химику» прописку в элите отечественного хоккея. Были яркие победы над Омском, над «Динамо». Но, к сожалению, потом не удалось сохранить команду, руководство Московской области приняло решение перевезти команду в Мытищи. В итоге команды КХЛ нет ни в Мытищах, ни в Воскресенске. Здесь только ВХЛ. Хорошо, что усилиями того же Валеры Каменского мы выступаем в высшей лиге, у ребят появился стимул. Есть спортшкола, которая работает и, будем надеяться, новые Ларионовы, Черныхи, Ломакины и Каменские в скором будущем появятся.

- Среди воскресенцев немало тех, у кого карьера закончилась после 40 лет: Игорь Ларионов, Валерий Каменский, Герман Титов, Вы из той же когорты. За счет чего удавалось продлить спортивную жизнь?

- Я думаю, это и генетически заложено, но прежде всего это правильный подход к подготовке, к питанию, к режиму. Ещё желание. Если у тебя есть желание, то всё ведёт к цели. Если ты хочешь продлить свою карьеру, то ты должен бережно относиться к своему здоровью. Меня травмы обходили стороной, серьезных не было, и это дало мне возможность доиграть до 42 лет.

- Говорят еще до отъезда за океан, только за возможность отпустить Вячеслава Козлова в НХЛ американские специалисты были готовы в Воскресенске построить новый Дворец спорта. Очень впечатлила скаутов Ваша игра в матче с Миннесотой в Воскресенске. Журналистские байки?!

Дворец в обмен на Вячеслава Козлова

Страшно сейчас подумать, но 25 лет тому назад, 17 сентября 1990 года в Воскресенск на матч с «Химиком» пожаловал клуб НХЛ «Миннесота Норд Старз». День был будний, времена, как, впрочем и сейчас, непростые. Да и цена на билеты кусалась. Не помню, сколько именно они стоили, но доступными для многих жителей Воскресенска не были. Иначе матч собрал бы не 3000 зрителей при тогдашней вместимости 4500, а значимо больше. Но те, кто пришел, не прогадали. Хоккей был интересным – чего стоит одна знаменитая драка, и голы юного тогда Вячеслава Козлова.

«Химик», хоть и не ударил лицом в грязь перед болельщиками и телевизионной аудиторией, проиграл со счетом 2:3. Говорят, что представители северо-американского клуба настолько были поражены игрой юного в ту пору форварда, что предложили ему сразу многомиллионный контракт. Но в дело вмешался отец – покойный ныне Анатолий Иванович, наложивший «вето» на сделку. Но представители «Миннесоты» сразу не сдались. Рассказывают, что руководству «Химика» взамен на хоккеиста было предложено …. построить в городе еще один ледовый дворец.

Не знаю, правда все это, или нет, но история, согласитесь, красивая.

- Впервые слышу эту историю! Думаю, это неправдоподобные слухи. К тому же, к этому времени я уже был задрафтован Детройтом, так что уехать в Миннесоту шансов у меня не было.

- Прежде чем в Воскресенск вы вернулись главным тренером «Химика» состоялся гала-матч, прощание с карьерой игрока. Выбор места проведения пал на родной город. Вспомните, как это было. Немалую роль в его организации сыграл Илья Ковальчук.

-  Я принимал участие во всех матчах «От чистого сердца». За год, до моего прощания с карьерой игрока мы в Казани проводили Алексея Морозова. Тогда Илья и мои друзья предложили в таком же формате решили встретиться в Воскресенске. Организовано всё было отлично. Многие ребята откликнулись, приехали. Мне удалось собрать почти всех, с кем играл в ходе своей игровой карьеры. Слава Фетисов был. Илья привёз Пашу Дацюка, Евгений Малкин был, Саша Овечкин. Думаю, что для болельщиков, для воскресенцев это был большой праздник. Заполнили весь дворец – сложно было достать билет. Отличная возможность увидеть опытных игроков, которые уже завершили карьеру, и лучших форвардов современности, не только представляющих отечественный чемпионат, но и НХЛ. Думаю, все получили удовольствие от матча.

- Приезд в качестве главного тренера – это и вызов самому себе, это новый виток карьеры? Ведь всё приходится начинать с нуля, теперь ты уже не игрок. Положительные эмоции в ходе прощального матча стали дополнительным стимулом стартовать в роли главного именно в Воскресенске?

- Когда состоялся прощальный матч, я был помощником в «Спартаке». Конечно, мне было приятно, что проводили его на родном льду, что он собрал аншлаг, но предложение «Химика» я принял не сразу. Мне предложили возглавить «Химик», когда в «Спартаке» начались перемены, но по семейным обстоятельствам я не смог его принять. Было очень много дел, которые надо было после окончания хоккейной карьеры решить за океаном. Поэтому взял паузу, чтобы всё обдумать. Именно поэтому поначалу отказался. Мне звонил и генеральный директор «Химика» Александр Евгеньевич Морозов, и Алексей Жамнов говорил, что есть возможность продолжить работу в Воскресенске. Когда смог утрясти свои дела: семейные, бытовые, то после нового предложения решил, что это будет правильно, начинать карьеру главного тренера с команды, с города, где я начинал. Здесь у меня осталось много друзей, получаю помощь и от руководства, и от тренерского коллектива. Поэтому приятно работать. Стараемся улучшать дисциплину и качество игры и всё приводить в порядок в быту, чтобы команда смотрелась более профессионально.

- Команда начала свое выступление в ВХЛ 4 года назад, и лишь в минувшем сезоне впервые пробилась в плей-офф. В нынешнем путёвку в розыгрыш Кубка Петрова желто-синие завоевали досрочно. Это же не потолок «Химика»?

- Нет, не потолок. Если в прошлом году мы, можно сказать, на последней ступеньке заскочили в плей-офф, теперь уже увереннее, но не так, как хотелось бы. Растеряли очень много очков, плохо сыграли с аутсайдерами. Думаю, что у ребят пока менталитет не на профессиональном уровне. Всё время говорим, общаемся, что команды, которые ниже нас и которые уже потеряли все шансы – самые опасные. И в этом году мы убедились, что с серьёзными соперниками мы играем на равных, даже многих обыгрываем, а с командами, которые ниже нас выступили достаточно слабо. Но, повторюсь ещё раз, это непрофессионализм у многих ребят. Они не настраиваются, не готовятся и за счет этого наше положение в турнирной таблице ухудшилось, особенно в конце.

- За эти полтора сезона что самое яркое в «Химике»? 12-матчевая победная серия?

- Много положительного было, приятно выигрывать 12 матчей подряд. Больше мне, конечно, нравится, когда ребята понимают систему игры, выполняют задачи, которые мы требуем. И эти победы дорогого стоят. Немало красивых матчей, когда я был очень благодарен ребятам за их самоотдачу, самопожертвование, потому что без этого тяжело выигрывать. Многие команды по составу намного сильнее нас, но за счет правильной организации мы их обыгрывали.

- Воскресенский болельщик требователен, и ему приятно видеть на льду воспитанников родной школы хоккея. В нынешнем сезоне таких ребят немало: Кирилл Смирнов, Дмитрий Мухин, Ильдар Валеев, Олег Губин, добавим сюда же Виктора Боброва. Но разве правильно говорить, что, к примеру, Глеб Шашков, Илья Кляузов, Алексей Кириллов…. список можно продолжить – это не игроки воскресенской дружины. Если спортсмены не будут биться здесь и сейчас там, где они находятся, то их не защитит двусторонний контракт, будущего у них просто не будет.

- Прежде всего хочу сказать, что, придя сюда полтора года назад, я застал несколько группировок, деление на москвичей и нет. Это мне не понравилось, и я сказал, что здесь все игроки воскресенского «Химика». Неважно, откуда вы родом. Было стремление, чтобы ребята полюбили этот маленький хоккейный город. Это знаменитая команда, которую знают не только в России, на постсоветском пространстве, но и во многих городах Канады и Америки, потому что «Химик» выезжал на суперсерии и достойно сыграл с командами НХЛ. Вероятно, не знают другие города, представляющие ВХЛ, но «Химик» знают везде. Я сказал: «В вы представляете все одну хоккейную команду». Такие группировки удалось убрать. Мы уже летом отпустили тех ребят, которые не хотели быть с нами, которые просились уйти. Кого-то поменяли, кого-то просто отпустили и уже в этом году подобрался неплохой коллектив. А то, что здесь есть и воскресенцы – это отлично! Всегда приходят болельщики на них, всегда рады, когда наш стадион заполняется. Мы играем, мы работаем для болельщиков. Не важно, двусторонний контракт у тебя, или нет. Ты прежде всего должен быть профессионалом, отдаваться своему любимому делу. Если не будешь на 100% работать, то тебя, конечно, никто не увидит, никогда ты уже не заиграешь на более высоком уровне. Бегать из команды в команду? – Это, я считаю, удел невостребованных и недостаточно профессиональных игроков.


← Назад к списку новостей